Психопатология алкогольного делирия

Мы согласны с А. Л. Абашев-Константиновским (1954), который пишет: «...Термин «ясное сознание» не исчерпывает характеристики сознания, его возможную патологическую структуру. Есть, несомненно, еще стороны, характеризующие патологию сознания, не описанные даже клинически и позволяющие говорить об изменении сознания. Необходимо находить эти стороны нарушения сознания, увеличивая наши возможности клинической характеристики патологически измененного сознания».

Изучая психопатологию алкогольного делирия и галлюциноза, мы видим, что для возникновения зрительного и слухового галлюцинозов необходимы различные степени изменения сознания. Если в первом случае речь идет о пониженном сознании типа делириозного, то во втором случае состояние сознания стоит ближе к состоянию бодрствования, но все же измененному.

Интересно, что зарубежные психиатры Цут (1943) и Иосимато (1957) для объяснения состояния сознания при галлюцинозах употребляют термин «сверхбодрствования», подразумевая под этим изменение сознания в сторону повышения его деятельности.

Трудно сказать, насколько оправдано такое понятие «сверхбодрствования», однако теоретически можно допустить, что изменение сознания возможно не только в сторону понижения его деятельности, но и в сторону его повышения, как, например, при выраженных маниакальных состояниях.

Еще С. С. Корсаков, анализируя различные степени изменения сознания, писал: «Степень помрачения сознания при душевных болезнях бывает различной: в некоторых формах душевных расстройств сознание бывает настолько же ясно, как у нормального бодрствующего человека; в других же случаях оно более или менее значительно затемнено».

С. С. Корсаков (1957) также отмечает, что «в случаях более Или менее значительного расстройства сознания замечаются и большей или меньшей степени потеря способности отдавать отчет в восприятиях, потеря способности отдавать отчет в происходящем, или потеря способности ориентироваться.

22.11.2017