Особенности возникновения острых алкогольных галлюцинозов

В. М. Банщиков и Ц. П. Короленко (1968) указывают на то, что острый алкогольный галлюциноз возникает у лиц, страдающих энцефалопатической стадией алкоголизма с симптомом «потери контроля», выраженным синдромом «психической абстиненции».

Некоторые особенности возникновения острых алкогольных галлюцинозов и их клинической картины (возникновение в условиях абстиненции, предшествующие психозу предвестниковые явления, наличие отдельных зрительных обманов восприятий) в некоторых случаях делали затруднительным проведение дифференциальной диагностики между белой горячкой.

По этому поводу С. Г. Жислин пишет: «Поскольку каждый галлюциноз представляет собой осложненное похмелье, мы в каждом случае галлюциноза должны обязательно наблюдать похмелье или мягкую делириозную симптоматику: тремор и другие вегетативные расстройства, зрительные галлюцинации специфического типа, чаще всего гипнагогические, но иногда отрывочные зрительные феномены наяву. В тяжелых случаях эта делириозная окраска может приобретать и более отчетливый характер, делая таким образом затруднительным дифференцирование галлюцинозов от белой горячки».

Поэтому далеко не все авторы столь уверенно проводят дифференциально-диагностическое отграничение этих двух алкогольных психозов как в отношении преобладания тех или иных обманов чувств, так и по целому ряду других признаков.

По мнению Мсгендорфера, воззрение Вернике, что алкогольный галлюциноз представляет «одну из наиболее отграниченных форм острых психозов, касается фактически только очень незначительной группы случаев. Большинство же из наблюдаемых случаев алкогольного, галлюциноза лишь с трудом удается отграничить от белой горячки.

Однако, несмотря на некоторое клиническое сходство белой горячки с алкогольным галлюцинозом, они являются различными клиническими формами острых алкогольных психозов, причем каждый из них имеет свою характерную клиническую картину, течение и исход.

21.09.2017