«Ситуационные» галлюцинации

Спустя три дня болезнь приняла острый психотический характер, и с этого периода появились более отчетливые галлюцинацинаторные и иллюзорные переживания, при этом резко усилился эффект страха и нарастало двигательное беспокойство.

По своему содержанию галлюцинаторные переживания причудливо и нелепо отражали травмирующие больного события. Больной видел страшные и необыкновенные образы людей, которые обвиняли его в воровстве, угрожали всевозможными способами расправиться с ним. Он слышал голоса своих близких (дочери и матери), которые плакали и звали его.

Эти «ситуационные» галлюцинации в известной мере придавали клинической картине психогенный характер, и поэтому врач-психиатр, консультировавший его в месте заключения, дал заключение о реактивном состоянии. Однако, как мы видели, психотические расстройства еще более нарастали и в дальнейшем клинически оформлялись в картину белой горячки. Появлялись массовые, сценоподобные, чрезвычайно подвижные, микроманические зрительные галлюцинации (насекомые, мыши, крысы) и галлюцинации общего чувства (ощущение ползания насекомых по телу и т. д.).

Наряду со зрительными галлюцинациями у больного отмечались обонятельные и вестибулярные расстройства, которые часто встречаются при алкогольном делирии.

После перевода больного в стационар заметно менялась клиническая картина, психотические переживания постепенно бледнели и ослабевали. На смену острых делириозных симптомов болезни отчетливо начинали выступать признаки реактивного состояния. Этот последний период болезни характеризовался наличием следующих симптомов: больной был астенизирован, подавлен, обнаруживал эмоциональную неустойчивость, плаксивость, много времени проводил в постели, был охвачен травмирующими переживаниями, постоянно думал об аресте и о возможности неблагоприятного исхода дела. В этом периоде болезни следует еще отметить недостаточно критическое отношение к перенесенным переживаниям (резидуальный бред).

21.09.2017